воскресенье, 23 июня 2013 г.

Прошли те времена.

devyshkia

Мы уж слышали... После небольшого скандала носильщик серое вещество сажает ко мне в машину старуху с невероятным количеством чемоданов, свертков и узлов. Нараспев она приговаривает:
— Ахти! Ахти! Где же ты, моя дролечка?..— и просит носильщика: — Сходил бы! Поглядел бы. Может, прибежала?
— Ну и что? А вы чего ждали? «На, возьми мою дочь, зятем будь»? Так? Стыд, ей-богу! Дядя твой, про Файзуллу говорю, вот был джигит! Эх, судьба, судьба! И на войне такие отчаянные первыми головы кладут. Еще подождал генерал, потом сокрушено качнул головой и говорит: «Жаль. Я полагал, что эти двое в самом деле храбрецы, но у них не хватило духу показать себя...
— Так ведь кому что назначено,— осторожно попытался угомонить старика Гайнулла.
— «Назначено»! — едко рассмеялся Сабахетдин.— Если «назначенное» лежа на боку ждать, его из зубов уже вырвут.— Он откинулся к стене и прямо посмотрел на Гайнуллу.— Знаешь, как вашу сноху Марьям привезли?
— Прошли те времена, теперь девушек не крадут.
— Не времена прошли, а люди все вышли! Люди! Сердце у нынешних тюфячное! Парни волосы отпустили, как у вурдалака, девушки в брюках ходят. Парень он, девушка — не поймешь — Хочешь, чтоб и сейчас парни девушек воровали? — вступил в разговор Харис.— Теперь, Сабахетдин-агай, причин нет.
— Причину всегда можно найти. Один интерес чего стоит! Мы с Файзуллой вместе выросли, на действительную вместе ходили, только на фронт врозь ушли. Его сначала долго не брали — в лесу деревом придавило, ногу помяло. Вот это был джигит! — Сабахетдин щелкнул языком.— Вот в ком страсть-то кипела! Восемнадцати еще не исполнилось, надумал он жениться. Отец состарился, братишек полный дом — женюсь, решил он, пропади оно пропадом, и отделюсь. Хоть девушек и много было, но кого-то по душе не высмотрел. Говорит: «По берегам Дёмы, слышь, девушки красивые. Оттуда и возьму». Запрягли мы черного иноходца в расписную кошелку и отправились девушку добывать.
— Я про девушку говорю,— не дал ему порассказать Гайнулла,— всякие слухи про нее пошли. Ахмадулла с Нижней улицы говорит...
— Ты больше его слушай,— махнул рукой Сабахетдин,— он тебе наговорит, пьяная образина! От водки совсем ничего уже не соображает.

Комментариев нет:

Отправить комментарий